. А лилии и короны на бля­хах гренадерских шапок и патронных сумок, пряжках ремней и на нагрудных знаках заменяются революционными символами: фригийским колпаком, дикторскими пучками, гениями свободы и т. п.
    
    Неизвестный художник. Луи Сен-Жюст (1767-1794). Знаменитый деятель Революции Сен-Жюст был комиссаром при Рейнской армии с 16 октября 1793 г. по 4 января 1794 г. Суровыми мерами террора ему удалось восстановить дисциплину, обеспечить снабжение войск и освободить город Ландау от вражеской блокады.
    
    Повсюду отныне призывные надписи: «Жить свободным или умереть», «Война тиранам», «В нашем союзе - сила», «Победа или смерть».
    Все это вместе взятое: революционная пресса и действия представителей народа в армии, военные празднества и музыка, культ «мучеников свободы» и высокохудожественная республиканская символика -все было призвано создать солдата и офицера нового типа, человека новой эпохи.
    Каким видели якобинцы новый идеал воина и в первую очередь офицера? Ответ на этот вопрос можно найти в речах лидеров монтаньяров и прежде всего Сен-Жюста, а также в республиканской прессе.
    Командир - это первый среди равных, и его задача - брать пример с народа. Комиссары Конвента исходили из следующего принципа: народ добродетелен, солдаты - это народ, следовательно, солдаты добродетельны. Именно в их среде можно найти воплощение таких идеалов, как мужество, бескорыстие, любовь к Отечеству. Подражая солдатам, офицер будет жить жизнью народа. Офицер должен быть скромным в одежде и отличаться строгостью нравов. Он не должен предаваться порокам, обязан избегать падших женщин и чрезмерности в употреблении вина. Офицер должен принимать солдат как своих братьев, в тоне и манере разговаривать избегать всего, что может походить на высокомерие, быть выдержанным и корректным с подчиненными. В лагере и за его пределами он должен читать патриотическую прессу, особенно интересоваться законами и информировать о них своих солдат. Каждый день офицер должен готовиться к бою, изучая для этого все необходимое. Наконец, на поле сражения он должен подавать пример отваги и хладнокровия и биться не отступая ни на шаг назад.
    На того, кто не следует этому образцу поведения, его подчиненные должны были донести властям, ибо не следует забывать, что якобинцы рассматривали доносительство как гражданскую добродетель. Однако нужно заметить, что в принцине предполагалось, что за клевету солдат мог быть сурово наказан. Наконец, необходимо добавить, что в отличие от левацкого под­хода парижских санкюлотов к вопросу кадров, якобинцы предполагали не только ответственность командира перед подчиненными, но и строгое подчинение солдат офицеру-патриоту.
    Будет справедливо отметить, что якобинцам удалось в немалой степени реализовать свою задачу воспитания армии с ориентацией на новые идеалы... Последнее время в популярной исторической литературе и в средствах массовой информации очень модно описывать любую революцию (и, разумеется, Великую французскую) как продукт
    

    Моро-младший. Максимилиан Робеспьер (1758-1794).
    
    деятельности неполноценных личностей, маньяков, а то и просто уголовников, обращать внимание на самые темные и грязные стороны революционных событий, патологически упиваясь описанием казней или кровавых погромов. Нам никоим образом не хочется вступать в полемику относительно облика Дантона, Робеспьера или Марата, и вести дискуссию о причинах Революции, потрясшей Францию и Европу, споря о том, являлась ли она неизбежным продуктом естественного исторического процесса или была сделана кучкой заговорщиков. Все это слишком удалило бы нас от темы данного исследования. Нам важно констатировать лишь один абсолютно очевидный для нас факт: люди, ушедшие ценой своей жизни защищать Революцию в рядах новой армии, к числу политических проходимцев и маньяков с патологическими отклонениями не относились. Армия, слившаяся в единое целое благодаря «амальгаме», была охвачена волной искреннего, идущего из самой глубины сердца, энтузиазма и порыва. Этот порыв, это необычайно приподнятое состояние духа, наивной веры в то, что солдаты и офицеры, сражаясь с врагами, открывают новую эру в истории человечества, воюют за «светлое будущее», причем не только Франции, но и всего мира, надолго оставили след в сердцах и умах тех, кто в этот момент дрался под знаменами Республики.
    Позже бывшие офицеры Революции, став генералами и маршалами Империи, а затем - Реставрации, познав за свою бурную жизнь смену многих режимов, будут очень обтекаемо писать в мемуарах о своем участии в революционных войнах, сосредотачивая внимание на сухих перечислениях маневров и чисто военных аспектах операций. Но даже сквозь страницы этих намеренно лишенных эмоций и политически осторожных произведений нет-нет да и будут прорываться фразы, выдающие чувства, которые некогда испытали их авторы, в молодости ушедшие сражаться во имя новой веры. «Вся страна взялась за оружие, все, кто был в состоянии выдержать тяготы войны, ушли сражаться. Молодой человек почувствовал бы себя неловко, если бы остался в такой момент дома... Война, которую я пытаюсь описать, была войной, участием в которой я горжусь, потому    что    она    была    одной    из    самых справедливых» , - вспоминал о революционных войнах военный министр Людовика XVIII и, конечно, благонамеренный «роялист», маршал Гувийон Сен-Сир. А другой маршал и по иронии судьбы королевский военный министр (при Луи-Филиппе), Жан Де Дье Сульт так писал о солдатах и офицерах французской армии 1794 г
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика пехоты
Наверняка Император был бы поклонником таланта Клаузевица, если бы последний написал свои военные произведения на пару десятилетий раньше. Впрочем, то, о чем великий немецкий военный теоретик писал с большим талантом, Наполеон реализовывал на практике...
читать главу

«ETNOSCESAREDUCE»
Была ли армия Наполеона французской? Вопрос представляется просто абсурдным, но он вовсе не так несуразен, как может показаться на первый взгляд. Действительно, в предыдущих главах мы говорили о французской составляющей императорской армии, которая была для нее...
читать главу
Интересные статьи
Сражение возле горы Моргартен
Швейцарцы в X-XI в не отличались воинственностью, их деятельностью было земледелие, и основная военная деятельность швейцарцев заключалась в борьбе за свою независимость.
В 1315 г Габсбурги направили военный поход рыцарей на "лесные земли". Узнав об этом, швейцарцы стали готовиться к обороне. Они выстроили оборонительные летцины с башнями - высотой около 4 метров. Одна, длиной 4 километра, была установлена у Альтмат, а другая, восьмикилометровая, тянулась от горы Росберг до горы Рига. Эти летцины должны были блокировать неприятелю основные пути к Швицу.
читать статью
Англия с Францией - Оборона при Кресси У Кресси англичане и французы сражались в следующем численном составе:со стороны Англии 32 000 солдат, от Франции - 50 000. Численное преимущество французов потеснило англичан, но возле Кресси они решили обороняться и устроить сражение.
Обезопасившись обрывом и лесом, англичане расположились на пологом скате, ожидая противника. Английский король дал указание всем конным рыцарям сойти с коней, таким образом представляя помощь лучникам. Лошади были отправлены за скат. Рыцари и лучники стояли по боевому порядку. Лучники выстроились в шахматном порядке в шеренги, вбили в землю коля перед первой линией и оплели веревками.

читать статью