Суть его кроется в преданности полководцу, смешанной с остатками пылких республиканских убеждений, нескрываемом противопоставлении «чистой» армии и нечестивого мира вокруг нее. Было бы абсолютно неверно утверждать, что этот дух был творением только одного Бонапарта. Как уже ясно из сказанного, солдаты и, в особенности, офицеры сами подсознательно искали такого генерала. Они желали, чтобы явился кто-то, кто поведет их за собой, силой штыков поставит на место «аристократов» и воров - военных чиновников, «мюскаденов» и т. п.

     Но не вызывает сомнения также, что молодой генерал умело распалил это чувство. В качестве одного из орудий пропаганды он использовал прессу. 1 термидора V года (19 июня 1797 г.) была основана газета «Курьер Итальянской армии, или Французский патриот в Милане», редакция которой была поручена Жюльену, бывшему якобинцу и участнику «заговора равных» Бабефа. Успех этой газеты вызвал появление другой: «Франция глазами Итальянской армии» под редакцией Реньо де Сен-Жан д'Анжели, представлявшего умеренное по отношению к Жюльену крыло республиканцев.

     Раздаваемая бесплатно военнослужащим, газета «Курьер Итальянской армии» информировала солдат и офицеров о том, что происходит во Франции, ориентируя их в желательном для Бонапарта направлении, но еще более она привязывала их к особе главнокомандующего. Вот что можно прочитать в номере от 23 октября 1797 г. о молодом полководце: «Он летит как гром и поражает как молния. Он повсюду и видит все». Вторая газета прославляла республиканские нравы Бонапарта: «Если вы близко увидите его, то вы увидите простого человека, с удовольствием оставляющего свое величие со своей семьей; но его ум занят обычно какой-нибудь великой мыслью, которая часто прерывает его сон или трапезу. С благородной простотой он говорит своим близким: «Я видел королей у моих ног, я мог бы иметь 50 миллионов в моих сундуках, но я хочу другого. Я французский гражданин, я первый генерал Великой Нации и я знаю, что потомство воздаст мне справедливость».

Ф. Бушо. Генерал Бонапарт в Совете пятисот, 10 ноября 1799 г. Версальский музей Ф. Бушо. Генерал Бонапарт в Совете пятисот, 10 ноября 1799 г. Версальский музей.
Картина исполнена по заказу короля Луи-Филиппа в конце 30-х годов XIX века, поэтому, несмотря на точность многих деталей, в ней присутствуют неизбежные анахронизмы в прическах и костюмах. Мы поместили эту картину, т. к. живописных изображений данного события Наполеоновской эпохи нам не известно.

    Обращения Бонапарта к Итальянской армии - поистине блистательные образцы красноречия - постоянно подчеркивают те же мысли: армия отважна и добродетельна, полководец - воплощение ее лучших черт: чистый, справедливый, суровый к негодяям:
    «Солдаты! В пятнадцать дней вы одержали шесть побед, взяли 21 знамя, 55 орудий, множество крепостей и завоевали самую богатую область Пьемонта. Вы захватили 15 тысяч пленных, уничтожили и вывели из строя 10 тысяч солдат... Вы выигрывали битвы без орудий, переходили реки без мостов, совершали форсированные марши без обуви, отдыхали без водки и часто без хлеба... Благодарное Отечество обязано вам своим процветанием. Дурные люди, которые смеялись над вашей нищетой и радовались в мыслях триумфам наших врагов, теперь в ужасе и трепещут...

    Друзья! Я обещаю вам победу, но при условии, что вы не допустите грабежей, на которые вас толкают негодяи, подкупленные вашими врагами... Наделенный властью от нации, силой справедливости и закона я сумею заставить это малое число бессердечных трусов уважать законы гуманизма и чести, которые они попирают. Я не допущу, чтобы бандиты пачкали ваши лавры... Грабители будут беспощадно расстреляны».

    Огромное внимание уделял Бонапарт и «духу части» (esprit du corps), который особенно сильно разжигает самолюбие солдат и офицеров. Впервые в истории республиканских войн на знаменах полков Итальянской армии появились вышитые золотыми буквами слова главнокомандующего, характеризующие ту или иную воинскую часть: «Ужасная 57-я, которую ничто не остановит», «Храбрая 18-я, я знаю, враг не устоит перед вами», «Повсюду артиллерия покрыла себя славой». Эти надписи стали предметом гордости и чести.

     И спустя многие годы после Итальянской кампании солдаты будут повторять эти характеристики бесстрашных полков, брошенные Бонапартом и тут же ставшие крылатыми. Новые знамена с изречениями полководца были розданы с большой помпой. Вручение этих эмблем сопровождалось тесным контактом Бонапарта с войсками. Возбужденные торжественной атмосферой и опьяняющим ореолом славы, командиры и солдаты клялись в верности новому Цезарю.

     Унтер-офицер 9-й полубригады, приблизившись к Бонапарту, громко сказал:
«Генерал, ты спас Францию. Твои сыны, счастливые принадлежать к непобедимой армии, закроют тебя, если понадобится, своими телами! Спаси Республику, и сто тысяч солдат, которые составляют эту армию, сомкнутся, чтобы защитить Свободу!»

     С подобными словами солдаты не обращались ни к Журдану, ни к Клеберу, ни к Марсо, ни к Гошу, ни к Моро, ни к другим республиканским полководцам. Чувства офицеров, одновременно и выстраданные ими самими, и подогретые Бонапартом, ярко раскрываются в тостах, произносимых на патриотических банкетах. Разгоряченные вином, радостью победы, блеском сабель и эполет, они произносят речи, в которых звучит преданность их полководцу и угрозы прогнившему обществу. Эти слова звучали и на банкете 10 августа 1797 г., где они были скрупулезно записаны начальником штаба дивизии Массена полковником Солиньяком.

     Командир 32-й линейной Дюпюи воскликнул:
«Я обращаюсь к меньшинству в Советах, пусть они по нашему примеру станут достойными доверия республиканцев, пусть они соединятся, чтобы, подобно горе, исторгнуть молнии, которые раздавят это большинство, ведущее заговор против Конституции и Свободы».

     Батальонный командир 26-й высказывался еще яснее:
«За славных генералов Итальянской армии, которые своими талантами и отвагой разгромили внешних врагов Республики, пусть они как можно быстрее поведут нас против внутренних !..»

    
    

[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика пехоты
Наверняка Император был бы поклонником таланта Клаузевица, если бы последний написал свои военные произведения на пару десятилетий раньше. Впрочем, то, о чем великий немецкий военный теоретик писал с большим талантом, Наполеон реализовывал на практике...
читать главу

«ETNOSCESAREDUCE»
Была ли армия Наполеона французской? Вопрос представляется просто абсурдным, но он вовсе не так несуразен, как может показаться на первый взгляд. Действительно, в предыдущих главах мы говорили о французской составляющей императорской армии, которая была для нее...
читать главу
Интересные статьи
Сражение возле горы Моргартен
Швейцарцы в X-XI в не отличались воинственностью, их деятельностью было земледелие, и основная военная деятельность швейцарцев заключалась в борьбе за свою независимость.
В 1315 г Габсбурги направили военный поход рыцарей на "лесные земли". Узнав об этом, швейцарцы стали готовиться к обороне. Они выстроили оборонительные летцины с башнями - высотой около 4 метров. Одна, длиной 4 километра, была установлена у Альтмат, а другая, восьмикилометровая, тянулась от горы Росберг до горы Рига. Эти летцины должны были блокировать неприятелю основные пути к Швицу.
читать статью
Англия с Францией - Оборона при Кресси У Кресси англичане и французы сражались в следующем численном составе:со стороны Англии 32 000 солдат, от Франции - 50 000. Численное преимущество французов потеснило англичан, но возле Кресси они решили обороняться и устроить сражение.
Обезопасившись обрывом и лесом, англичане расположились на пологом скате, ожидая противника. Английский король дал указание всем конным рыцарям сойти с коней, таким образом представляя помощь лучникам. Лошади были отправлены за скат. Рыцари и лучники стояли по боевому порядку. Лучники выстроились в шахматном порядке в шеренги, вбили в землю коля перед первой линией и оплели веревками.

читать статью