Rambler's Top100
 
 


История России
Всемирная история

Международный день смеха,день дурака.
Международный день птиц.
Национальный праздник,Кипр
   

Внешняя политика Китая в конце 70-х гг. XXв. - начале XXIв.

История России, Всемирная история

ПОИСК



РЕКЛАМА

Список рефератов по истории

Внешняя политика Китая в конце 70-х гг. XXв. - начале XXIв. Скачать Внешняя политика Китая в конце 70-х гг. XXв. - начале XXIв.

Глава III. Китай и соседние страны

   Основной целью  китайской  внешней  политики  в  80-е  годы  была  задача
создания и  сохранения  долгосрочного  внешнего  мирного  окружения  страны,
благоприятного для дальнейшего экономического развития и модернизации КНР.
   Вслед  за  улучшением  советско-китайских  отношений,   Китай   стремился
нормализовать отношения с Индией.
   Отношения с Индией были осложнены из-за нерешенности пограничного вопроса
между Китаем и Индией.
   Ключевым во внешней политике  Китая  становилось  то,  что  он  стремился
решить трудные вопросы мирным путем переговоров.
   Проходившие с 1981 по 1987гг. регулярные  встречи  официальных  делегаций
Китая и Индии для  обсуждения  территориально-пограничной  проблемы  привели
обе стороны к заключению, что усилиями одних лишь экспертов решить  проблему
невозможно, что она должна рассматриваться с  более  высоких  позиций  всего
комплекса отношений между двумя великими азиатскими державами, а  для  этого
необходим диалог на политическом уровне, и, чем выше  –  тем  больше  шансов
добиться успеха.
   Для  разрешения  пограничного  вопроса  требовалась   политическая   воля
руководства обеих сторон.
   Крупнейшим событием китайско-индийских отношений явился визит  индийского
премьер-министра  Раджива  Ганди  этого  визита  продолжалась   целый   год,
предпринимались усилия совершить “прорыв” в главной,  пограничной  проблеме.
Однако сделать этого не удалось ни до, ни после визита.
   По-мнению китайской стороны, визит Раджива Ганди имел огромное  значение.
Впервые после  34-летнего  перерыва  состоялся  официальный  визит  премьер-
министра Индии в Китай, был нанесен удар по “параллельной политике” Индии  в
отношении Китая (т.е. мерой нормализации  отношений  становилось  разрешение
пограничного вопроса); был “проложен путь” к всестороннему восстановлению  и
развитию двусторонних отношений.[i]
   В совместном информационном коммюнике от 23 декабря 1988г. Китай и  Индия
заявили,  что   руководители   государств   согласились   путем   мирных   и
дружественных консультаций  разрешить  пограничный  вопрос.  Одновременно  с
поиском обоюдоприемлимых способов разрешения  пограничной  проблемы  активно
развивать  отношения  в  других  областях,  активно  создавать  атмосферу  и
условия, которые способствовали бы правильному  и  справедливому  разрешению
пограничного спора. Для того,  чтобы  принять  некоторые  конкретные   меры,
стороны создали совместную рабочую груму по пограничному  вопросу  (СРГ),  а
также  совместную  рабочую  группу  по   торгово-экономическим   и   научно-
техническим вопросам. Обе  стороны  подтвердили  свою  заинтересованность  в
сохранении мира и стабильности на границе. По мнению китайской стороны  “оба
государства достигли единого  принципиального  мнения  относительно  способа
разрешения пограничного вопроса”.
   Для обеих сторон также  было  важным  решение  о  возобновлении  взаимных
визитов на высшем государственном уровне,  что  должно  было  способствовать
откровенному диалогу между странами.
   По  неполной  статистике  со  второй  половины  1989г.  до  конца  1990г.
состоялись более 10 взаимных визитов на  высшем  политическом  уровне  (выше
заместителя министра), включая заместителя премьер-министра КНР У Сюэцяня  в
октябре 1989г. и министра иностранных дел  Цянь  Цичэня  в  марте  1990г.  В
Индию. Индия заявила, что события  на  площади  Тяньаньмэнь  4  июня  1989г.
являются внутренним  делом  Китая.[ii]  Таким  образом,  отношение  Индии  к
событиям на площади Тяньаньмэнь дало мощный импульс для  развития  китайско-
индийских отношений и поиска путей разрешения пограничного спора.
   Первое заседание СРГ состоялось в Пекине с  30  июня  по  4  июля  1989г.
Главная задача совместной группы (СРГ)  была  определена  как  поиски  путей
урегулирования   погранично-территориальной   проблемы,   снижение    уровня
военного присутствия вдоль границы и создание обстановки мира и  спокойствия
в пограничных районах, что должно  помочь  решению  пограничной  проблемы  в
целом.
   В  ходе  встречи  было  достигнуто  соглашение,  что   военные   эксперты
выработают  меры  для  обеспечения  “мира  и   стабильности”   вдоль   линии
фактического контроля.
   Для улучшения ситуации на границе в начале 1990г. Китаем  и  Индией  было
осуществлено значительное взаимное сокращение войск по обе стороны  границы,
в особенности на восточном ее участке. Индия сократила  свое  присутствие  с
18 до 9 дивизий  (каждая  индийская  дивизия  насчитывает  12  тыс.  солдат,
китайская – около  9  тыс.).  Численность  китайских  войск  была  увеличена
примерно до уровня индийской стороны.
   В конце августа – начале сентября 1990г. в Дели проходило вторе заседание
СРГ.  Было  достигнуто  соглашение  о  создании  механизма  по   обеспечению
регулярных встреч между представителями вооруженных сил двух стран  с  целью
исключить возможность различных  военных  инцидентов  на  китайско-индийской
границе.
   Третье заседание СРГ проходило в  мае  1991г.  в  Пекине.  На  переговоры
серьёзное влияние оказала сложная внутриполитическая обстановка в Индии.
   Ни одна из стран не ожидала каких-либо серьёзных решений.
   Важнейшим событием в китайско-индийских отношениях явился первый после 31
года перерыва визит главы правительства КНР Ли Пэна в Индию  (11-16  декабря
1991г.).  В  совместном  коммюнике  стороны  вновь   подтвердили   намерение
посредством     дружественных     консультаций      поскорее      достигнуть
взаимоприемлемого способа разрешения  пограничного  вопроса.  Это  означало,
что стороны опять не  используют  ни  принцип  “взаимопонимания  и  взаимных
уступок”, ни принцип “взаимных интересов”.
   Предметом серьёзного обсуждения была ситуация в Кашмире и Тибете  позиция
Индии состояла в том, что  она  не  заинтересована  а  «интернационализации»
проблемы Кашмира, а также  против  участия  в  ее  урегулировании  различных
посредников.  КНР  выразила  аналогичную  позицию  по  Тибету.  Индия  вновь
подтвердила, что Тибет является автономной частью КНР, а  Ли Пэн  высказался
за  решение  Кашмирского  вопроса  на  двусторонней  основе  между  Дели   и
Исламабадом  и  обещал  довести  до  сведения  пакистанских   представителей
озабоченность   Индии   в   связи   с   поддержкой   Пакистаном   Кашмирских
мусульманских сепаратистов.[iii]
   С 20 по 22 февраля 1992г. в Дели состоялся 4-ый раунд  китайско-индийских
переговоров по пограничной проблеме.
   В эти дни тибетцы устроили демонстрацию протеста,  но  были  разогнаны  и
арестованы индийской полицией.  Индийское  правительство  вновь  подтвердило
принадлежности  Тибета   Китаю.   По   мнению   представителя   МИД   Индии,
руководствуясь таким настроением,  переговоры  имели  «глубокое  значение  и
существенные результаты».[iv] Стороны договорились о  встречах  пограничного
военного персонала каждый год в июне  и  октябре  на  западном  и  восточном
секторах.
   В случае необходимости стороны могли производить встречи в любое время  в
установленных  местах.  Стороны  договаривались  заблаговременно  уведомлять
друг друга о проведении военных  маневров  в  пограничных  районах,  с  этой
целью устанавливалась  прямая  телефонная  связь  между  силами  пограничных
войск.
   Важным событием в китайско-индийских  отношениях  явился  визит  в  Китай
президента Индии Р. Венкатарамана с 18 мая по 23 мая 1992г.
   В  конце  июля  1992г.  состоялся  первый  в  истории  китайско-индийских
отношений официальный визит министра обороны Индии  Шараф  Павара  в  Пекин.
Основной  целью  поездки  явился  поиск  путей  снижения  напряженности   на
китайско-индийской границе и  укрепление  мер  доверия  в  военной  области.
Результатом  этого  официального  визита  стало  возобновление  приграничной
торговли между Тибетом, КНР и северным штатом Индии Утлар  Прадеш  в  районе
Гунджи. Во время визита Ш. Павар  встретился  с  государственным  советником
Китая  министром  национальной  обороны  Цин  Цзивэем.  Министры  обменялись
взглядами  по  широкому  кругу  международных  и  региональных  вопросов   и
обсудили возможность возросших дружественных контактов  между  армиями  двух
стран. В беседе с индийским гостем Ли Пэн отметил, что  решение  пограничной
проблемы связано с  определенными  трудностями,  и  это  понятно,  поскольку
территориальный спор между Китаем и Индией имеет давнюю историю.
   Однако, коль скоро Китай и Индия едины  в  стремлении  урегулировать  эту
проблему,  ее  можно  будет  разрешить   на   равноправной   основе,   путем
дружественных консультаций, и КНР будет неизменно стремиться к этому.
   В конце октября – начале декабря 1992г. состоялся 5-й раунд  переговоров.
Стороны договорились подписать Соглашение об  уменьшении  численности  войск
вблизи границы, а также решили  удалить  от  нее  ряд  находящихся  «слишком
близко» друг от друга пограничных постов. Было достигнуто  согласие  открыть
больше пунктов для приграничной торговли  между  двумя  странами  и  принять
другие меры,  чтобы  способствовать  ослаблению  напряженности  вдоль  линии
границы.  Участки  границы,  где   предполагалось   открыть   дополнительные
“торговые ворота”,  должны  быть  определены  в  ходе  дальнейших  китайско-
индийских консультаций.
   24-27 июня 1992г. в Дели состоялся 6-й раунд переговоров СРГ. Стороны,  в
частности,  договорились  о  заблаговременном  уведомлении  друг   друга   о
предстоящих военных манёврах и передвижениях войск в районах, прилегающих  к
совместной границе, установлении линии “горячей  связи”  между  Генеральными
штабами обоих  государств,  одновременном  принятии  мер  по  предотвращению
нарушений воздушного пространства боевыми самолетами как ВВС  Индии,  так  и
КНР. В  официальном  заявлении  подчеркивалось  важное  значение  регулярных
встреч высокопоставленных военных представителей  двух  стран,  которые,  по
мнению Дели и Пекина, играют  полезную  роль  в  поддержании  спокойствия  в
приграничных областях.
   Однако по одному из ключевых  вопросов  в  ходе  переговоров  –  проблеме
двустороннего сокращения  численности  войск,  размещенных  вдоль  индийско-
китайской  границы  в  Гималаях,  каких-либо  сдвигов  не  было.   Участники
переговоров отметили, что решение о сокращении войск может быть  принято  на
самом высоком политическом уровне.
   В Пекине 2 сентября 1993г. заместитель премьера  Госсовета  КНР,  министр
иностранных дел Цзянь Цичэнь в связи с предстоящим визитом в Китай  премьер-
министра Индии П.В.  Нарасииха  Рао  заявил,  что  Китай  и  Индия  создадут
совместную   группу   дипломатических   экспертов,    чтобы    содействовать
поддержанию мира и спокойствия на границе между двумя странами.[v]
   В интервью индийскому агентству ПТИ он сказал, что группа экспертов будет
создана в соответствии с Соглашением о подержании мира и  спокойствия  вдоль
линии контроля, которое будет  подписано  в  ходе  визита  главы  индийского
правительства.[vi]
   Важным шагом в создании атмосферы доверия между  Пекином  и  Дели  явился
визит в Китай премьер-министра Индии Нарасииха Рао (6-9 сентября 1993г.).  В
результате китайско-индийских  переговоров  на  высшем  уровне  в  Пекине  7
сентября  был  подписан  ряд  важных  документов,  в  том  числе  главный  –
Соглашение о поддержании мира и  спокойствия  в  пограничных  районах  вдоль
линии фактического контроля.
   Согласно Соглашению стороны заявили, что пограничный вопрос  должен  быть
разрешен путем мирных и дружественных консультаций.[vii]
   С 28 ноября по 1 декабря 1996г. в Индии с официальным  визитом  находился
Председатель КНР  Цзян  Цзэминь.  Это  был  первый  визит  главы  Китайского
государства за последние  50  лет  с  момента  установления  дипломатических
отношений.  Визит  Цзян  Цзэминя  знаменовал   собой   дальнейшее   развитие
двусторонних отношений, которые поднялись на новый уровень  –  “партнерство,
направленное  на  конструктивное  сотрудничество  в  XXI   веке”.[viii]   По
окончании переговоров 29 ноября было подписано  Соглашение  о  создании  мер
доверия в военной области на линии фактического контроля в районах китайско-
индийской  границы,  которое  явилось  дальнейшем  развитием  Соглашения  от
1993г.
   После подписания Соглашения Председатель КНР Цзян Цзэминь подчеркнул, что
надеется, что  стороны  посредством  переговоров  как  можно  скорее  найдут
справедливый и рациональный способ разрешения погранично проблемы. Он  также
сказал,  что  данное  Соглашение  является  важным   поступком   в   области
строительства взаимного доверия. Подписание и реализация данного  Соглашения
способствует дальнейшему поддержанию мира и стабильности вдоль ЛФК,  создает
благоприятную  обстановку   для   окончательного   разрешения   пограничного
вопроса. Соглашение является положительным вкладом, который внесли  Китай  и
Индия  для  поддержания  безопасности   стабильности   в   данном   регионе.
Подписание этого Соглашения также должно  вызвать  приветствие  и  поддержку
стран Азии и всего мира.[ix]
   Нужно сделать  важные  замечания  по  соглашениям  1993  и  1996гг.:  они
ограниченны в масштабе и применении, в целом меры являются декларативными  и
содержат минимум ограничивающих положений. Реализация и проверка отражены  в
Соглашениях скудно. Эти два  документа  функционируют  больше  как  меры  по
избежанию конфликтов, чем как меры  по  созданию  доверия.  Эти  ограничения
отражают  позиции  сторон  относительно   строительства   доверия,   военной
прозрачности,  проверке  и  специфическим  условиям,  в   которых   проходят
переговоры. Стимул переговоров  по  созданию  мер  доверия  между  Китаем  и
Индией был в первую очередь политическим и только потом военным.
   Председатель КНР Цзян Цзэминь на встрече с торгово-промышленными  кругами
Индии в 1996г. сказал: “В Китае и Индии проживает 2 млрд. 100 млн.  человек,
развитие двух стран затрагивает  счастье  одной  трети  человечества”.[x]  В
1998г.  развитие  китайско-индийских  отношений  было  свернуто  в  связи  с
проведением Индией ядерных испытаний.
   В марте 2000г. Китай и  Индия  впервые  вступили  в  диалог  по  вопросам
безопасности.
   Контакты  между  политическими  лидерами  двух   стран   смогли   придать
уникальные импульсы улучшению отношений: к ним относится, например, визит  в
Индию в январе 2002г. в самый разгар кашмирского кризиса китайского премьер-
министра Чжу Жунцзи – первый визит главы правительства  соседней  страны  за
последние  10  лет.  Во  время  этой  встречи  стороны  условились   уделять
первоочередное внимание пограничным вопросам, продолжить  диалог  в  области
безопасности и создать новый механизм диалога в борьбе с терроризмом.
   Китайско-индийские отношения вступили в новый  этап  развития,  заявил  в
Пекине  премьер  Госсовета  КНР  Вэнь  Цзябао   во   время   переговоров   с
находившимся в КНР в  конце  июня  2003г.  с  официальным  визитом  премьер-
министром Индии Аталом Бихари Ваджпаи.[xi]
   По словам  Вэнь  Цзябао,  Китай  не  рассматривает  развитие  Индии  «как
угрозу». Исходя из этого же положения, он считает,  что  развитие  Китая  не
представляет угрозы для соседних стран.
   “Китай  твердо  намерен  создать  новый  тип  взаимоотношений  с  Индией,
базирующийся на долгосрочном партнерстве конструктивного сотрудничества”,  –
подчеркнул глава правительства КНР.[xii]
   В ходе переговоров главы правительств двух стран  обсудили  широкий  круг
двусторонних  отношений,  международных  и  региональных  проблем,  а  также
принципы взаимоотношений и основные направления сотрудничества.
   С обеих сторон было заявлено, что Пекин и Дели  придают  особое  значение
взаимоотношениям  друг  с  другом  и  вопросам  сохранения  стабильности   и
безопасности в южно-азиатском регионе.
   Китайский премьер в это связи выразил  надежду  на  дальнейшее  улучшение
отношений между Дели и Исламабадом и заявил о том,  что  Пекин  поддерживает
усилия, направленные  на  ослабление  напряженности  и  обеспечении  мира  в
отношениях между Индией и Пакистаном.
   Говоря о перспективах  экономического  сотрудничества  двух  стран,  Вэнь
Цзябао предложил довести объем двустороннего товарооборота к  2005  году  до
10 млрд. долларов.
   По итогам переговоров  были  подписаны  9  совместных  китайско-индийских
документов, среди которых  –  меморандум  о  взаимопонимании  по  вопросу  о
сотрудничестве между Верховной народной  прокуратурой  КНР  и  Министерством
Юстиции Индии; программа сотрудничества в области  образования;  протокол  о
сотрудничестве между Главным управлением  контроля,  инспекций  и  карантина
КНР и Министерством сельского хозяйства Индии в области экспорта фруктов  из
Индии; меморандум о взаимопонимании относительно  упрощения  порядка  выдачи
виз; меморандум о взаимопонимании по  расширению  сотрудничества  в  области
возобновляемых источников энергии между Министерством водных ресурсов КНР  и
Министерством  нетрадиционной  энергетики  Индии.   Также   были   подписаны
документы о сотрудничестве в  области  океанографии  и  морских  технологий,
развитии   научно-технологического   взаимодействия,   создании   культурных
центров двух стран в Пекине и Дели, а  также  программа  культурных  обменов
между КНР и Индией до 2005г.
   Была  подписана  “Декларация  КНР  и  Индии  о  принципах   отношений   и
всестороннем сотрудничестве”. Официальный представитель МИД  КНР  Кун  Цюань
назвал ее «позитивным, взаимовыгодным и  сбалансированным»  документом.  Эта
Декларация имеет не только важное значение для развития  нынешних  китайско-
индийских отношений, но и важное значение для долговременного развития  двух
государств и долгосрочной  стабильности,  процветания  и  развития  в  Южной
Азии.[xiii]  “Следует  отметить,  –  сказал  Кун  Цюань,  –  что  Декларация
предусматривает всесторонний план  дальнейшего  развития  китайско-индийских
отношений  в  политической,   торгово-экономической,   культурной,   научно-
технической и военной областях и в сфере образования”.
   В  Декларации  индийское  правительство  впервые  четко   признало,   что
Тибетский автономный  район  является  частью  территории  Китая.  Индийское
правительство также подтвердило  недопустимость  антикитайской  деятельности
тибетцев  на  территории  Индии.  Как  отметил  Кун  Цюань,  это  важный   и
позитивный подход Индии,  который  благоприятствует  всестороннему  развитию
двусторонних  отношений.[xiv]  Правительства   Китая   и   Индии   подписали
“Меморандум о расширении пограничной торговли”, который также  имеет  важное
значение. Оба государства в дальнейшем могут  развивать  торговые  отношения
на основе этого Меморандума.[xv]
   В 2003 г. двухсторонний товарооборот между Китаем  и  Индией  достиг  7,6
млрд. долларов США, что на 53% больше чем в 2002 году. Индия превратилась  в
крупнейшего торгового партнера Китая в Южной Азии.
   Большое значение Китай придает развитию отношений с Японией.  В  1978  г.
между странами был заключен договор о мире и дружбе. Япония  превращается  в
крупнейшего  кредитора  КНР.  Свидетельством   этому   являются   переговоры
заместителя премьера Госсовета КНР Гу Му в сентябре 1979г. о  предоставлении
Японией крупных займов Китаю на  сумму  более  5  млрд.  долларов.  Японская
сторона благожелательно  отнеслась  к  этой  китайской  просьбе.  В  августе
1979г. заместитель премьера Госсовета КНР Юй Цюли заявил в  Пекине  японским
представителям,  что  Китай  приветствует  иностранный  капиталовложения   в
промышленные предприятия в любом объеме.[xvi]
   Общая сумма предоставленных Японией Китаю средств  за  13  лет  с  1979г.
составила 3,3 трлн. иен, что равно 30 млрд. долларов.  Иеновые  кредиты  для
китайской   стороны   имеют   рад    привлекательных    сторон:    масштабы,
правительственные гарантии, сферы приложения, условия взаиморасчетов.
   В соответствии с китайскими  расчетами  в  1995  году  экспорт  в  страну
восходящего солнца был равен 28,5 млрд. долларов,  а  импорт  –  29,0  млрд.
долларов.
   Сотрудничество  между  двумя  странами  практически  охватило  все  сферы
деятельности  (торговля,   инвестиции,   наука   и   техника,   образование,
культурные обмены и т.д.). Обе  стороны  постоянно  выражают  удовлетворение
состоянием отношений.
   На самом деле за внешним благополучием скрываются такие мощные  подводные
рифы, что столкновение с ними может полностью разрушить  “корабль  китайско-
японской дружбы”, осколки от которого  затронут  всю  систему  международных
отношений не только в регионе, но и в мире.
   На поверхности отношения осложняют “старые проблемы”. Среди них постоянно
напоминает о себе “исторический синдром” – память о  Второй  мировой  войне,
точнее  об  агрессии  Японии  против  Китая   в   1931-1945гг.   По   мнению
официального Пекина и китайского населения, Япония в целом не осознала  свою
преступность  в  ходе  агрессии,  по  крайней  мере,  не   сумела   выразить
“публичного извинения”  в  достаточно  убедительной  форме  перед  азиатской
общественностью.[xvii]  Тема  “извинения”  вряд   ли   может   быть   понята
европейцами или американцами, но она весьма  важна  для  азиатских  народов,
особенно бывших жертв японской агрессии.
   Китайскую  сторону  не  удовлетворяли  формальные  официальные  извинения
Японии в 1994г., а также личное извинение премьер-министра Томити Мураяма  в
ходе его визита в Пекин в мае  1995г.,  причем  после  того,  как  парламент
отклонил, точнее отложил “резолюцию с извинениями”. Дело в том,  что  многие
члены  либерально-демократической  партии  в  парламенте,  а  также   немало
деятелей  –  членов  кабинета,  не  чувствует  никакой   вины   за   события
пятидесятилетней давности.
   Нежелание правящих и правых кругов Японии однозначно признать  свою  вину
за агрессию в Азии рассматривается как оправдание  этой  агрессии,  а  также
как возможность повторения ее в будущем, что  связывается  с  продолжающимся
наращиванием военных сил Японии.  Причем  поведение  японских  деятелей  как
будто  нарочно  провоцирует  всплески  антияпонизма,  особенно  в  китайско-
говорящей среде.
   В 1998г. Председатель КНР Цзян Цзэминь совершил государственный  визит  в
Японию, в 1999г. премьер-министр Японии Кэйдзо  Обути  –  в  Китай.  Стороны
определили   рамки   отношений   дружбы,   сотрудничества   и   партнерства,
направленные  на  мир  и  развитие,  подчеркнули  приоритеты  и  направления
активизации делового  сотрудничества  в  разных  областях  и  таким  образом
заложили  прочную  основу  для  развития  двусторонних   отношений   в   XXI
веке.[xviii]
   В 1999 г. объем  торговли  между  Китаем  и  Японией  составил  66  млрд.
долларов США. Япония неизменно является главным источником  капиталовложений
Китай. По состоянию на конец июня 1999г. Китай  утвердил  примерно  20  тыс.
проектов  инвестиций  японских   предприятий   в   КНР.   Договорная   сумма
капиталовложений  составила  37  млрд.  долларов,   а   объем   практических
капиталовложений превысил 26 млрд. долларов.
   В мае 2000г. Китай посетила с визитом невиданная по масштабам (более 5000
человек) миссия для ознакомления культурных  и  дружественных  связей  между
Японией и Китаем. Председатель  КНР  Цзян  Цзэминь  лично  присутствовал  на
торжественном собрании и выступил с важной речью об  укреплении  и  развитии
китайско-японской дружбы,  которая  вызвала  позитивный  отклик  в  народных
массах двух стран.  В  октябре  2000г.  премьер  Госсовета  КНР  Чжу  Жунцзи
побывал в Японии с официальным визитом, в  широких  масштабах  вел  глубокую
работу с  японским  правительством  и  различными  кругами  Японии  с  целью
укрепления доверия и расширения сотрудничества, пришел к единым  взглядам  с
японскими властями и частными кругами в вопросе о  том,  что  “подтверждение
истории и взгляд в будущее” лишь углубляет  мир  и  развитие  в  партнерских
отношениях дружеского сотрудничества, что  будет  способствовать  углублению
взаимопонимания, укреплению политического базиса в отношениях двух  стран  и
продвижению развития отношений дружеского сотрудничества двух стран во  всех
областях.
   31 мая 2003г. Председатель  КНР  Ху  Цзиньтао  и  премьер-министр  Японии
Дзюнъитиро  Коидзуми  провели  переговоры  в  Санкт-Петербурге.  Как  сказал
Коидзуми на пресс-конференции по итогам встречи, они с Ху пришли  к  единому
мнению  относительно  необходимости  мирного  и   всестороннего   разрешения
противостояния  вокруг  ядерной  программы  КНДР.[xix]  Кроме  того  стороны
обсудили китайско-японские отношения и некоторые международные вопросы.
   По итогам визита в Пекин в апреле 2003г. министра иностранных дел  Японии
Иорико Кавагути стороны сошлись  во  мнении  о  том,  что  китайско-японские
отношения должны  развиваться  в  духе  “извлечения  уроков  из  прошлого  и
обращения в будущее”.
   Среди отношений  с  соседними  странами  Китай  придает  важное  значение
отношениям с  Вьетнамом.  Они  были  осложнены  из-за  китайско-вьетнамского
конфликта в Камбодже в 1979г., а также из-за разногласий между  странами  по
поводу принадлежности Парасельских островов и  островов  Спратли.  В  ноябре
1991г.,   после    полутора    десятилетий    острой    китайско-вьетнамской
конфронтации, произошла, как оценивали  это  событие  обе  стороны,  “полная
нормализация” отношений между двумя странами.[xx] В  Ханое  имели  основания
полагать, что появились необходимые предпосылки для  мирного  урегулирования
спора из-за островов. Тем более что  в  условиях  распада  Советского  Союза
фактор  “социалистической  солидарности”  в  отношениях  между  Вьетнамом  и
Китаем приобретал стратегическую значимость.
   В феврале 1992 г. всекитайское собрание народных  представителей  приняло
“Закон о территориальных  водах  и  прилегающих  к  ним  районах”,  согласно
которому  острова  Парасельские  и  Спратли  являются  неотъемлемой   частью
территории КНР и включены в провинцию Хайнань.
   В конце сентября 2000 г. состоялся рабочий визит в Китай премьер-министра
Вьетнама  Фан  Ван  Кхай,  Цзян  Цзэминь  назвал  переговоры  между  главами
правительств Китая и Вьетнама плодотворными и  выразил  уверенность  в  том,
что визит Фан Ван Кхая в Китай внесет  новый  вклад  в  дальнейшее  развитие
добрососедства, дружбы и сотрудничества между двумя странами.[xxi]
   “В нынешнем году,  –  сказал  Председатель  КНР,  –  исполняется  50  лет
установления дипотношений между Китаем и  Вьетнамом.  Главной  тенденцией  в
отношениях  между  двумя  странами  за  прошедшие  полвека  были  дружба   и
добрососедство. Тесные контакты между высшими руководителями  двух  стран  и
постоянные обмены мнениями  по  вопросам  двусторонних  отношений  и  важным
международным проблемам содействовали углублению взаимопонимания и  доверия.
Сохраняется  хорошая  динамика  развития  связей  КПК  и  КПВ,  между  двумя
странами. Ими сообща разработан курс на  развитие  долгосрочных,  стабильных
отношений добрососедства, дружбы и всестороннего сотрудничества  с  прицелом
на будущее”. Будучи близкими соседями, подчеркнул глава  Китая,  обе  страны
имеют совпадающие взгляды и позиции  по  вопросу  строительства  социализма,
отвечающего национальным реалиям.[xxii]
   Поблагодарив Цзян  Цзэминя  за  встречу,  Фан  Ван  Кхай  охарактеризовал
нынешние вьетнамско-китайские отношения как  наилучшие  за  всю  историю  их
развития. Он дал высокую оценку политике реформ и открытости и  заявил,  что
Вьетнам  намерен  заимствовать  у  Китая  опыт  в   области   экономического
развития.[xxiii]
   Также во время визита  в  Китай  премьер-министр  Вьетнама  встретился  с
главой правительства Китая  Чжу  Жунцзи.  Глава  правительства  КНР  выразил
удовлетворение в связи с успешным развитием  китайско-вьетнамских  отношений
и отметил, что  китайское  правительство  будет  и  дальше  уделять  большое
внимание укреплению двусторонних связей с Вьетнамом как приоритету  в  своей
внешней политике. Касаясь  двусторонних  торгово-экономических  связей,  Чжу
Жунцзи указал,  что  торгово-экономическое  сотрудничество  является  важной
составной частью фундамента китайско-вьетнамских отношений.  Он  подчеркнул,
что обе стороны должны принять эффективные  меры  с  тем,  чтобы  обеспечить
осуществление  намеченных  целей  –  увеличить  товарооборот   между   двумя
странами  до  2  млрд.  долларов  США,  приложить  значительные  усилия   по
реализации крупных проектов экономического сотрудничества.[xxiv]
   Одним   из   важнейших   вопросов   внешней   политики   Китая   является
урегулирование вопроса с островами Спратли.  Австралийский  журнал  “Пасифик
Рисерч” выдвинул идею  совместной  Администрации.  В  публикации  отмечается
прежде всего невозможность военного  решения  вопроса.  Основой  же  мирного
регулирования  могут  служить  двусторонние  обязательства  заинтересованных
государств. Администрация Спратли  была  бы  призвана  устранять  конфликты,
содействовать расширению совместных  работ  по  освоению  ресурсов  морского
дна.
   Говоря в целом, предложенный “Пасифик Рисерч” вариант совпадает  в  своей
сущности с выдвинутой  в  свое  время  Дэн  Сяопином  формулой  “совместного
освоения без разрешения вопросов суверенитета”.
   22 апреля 2002г. заместитель Председателя КНР Ху  Цзиньтао  дал  интервью
журналистам.  Касаясь  китайско-вьетнамских  отношений  от  отметил,  что  в
соответствии с курсом “долговременная стабильность,  ориентация  в  будущее,
добрососедство,  дружба  и  всестороннее  сотрудничество”  оба   государства
подписали договор о сухопутной границе, соглашение  о  демаркации  в  заливе
Бакбо и соглашение о взаимодействии в  области  рыболовства,  что  полностью
отвечает  перспективным  интересам  двух  стран  и  чаяниями  двух  народов.
Заглянув в будущее, Ху  Цзиньтао  назвал  межгосударственную  дружбу  ценным
богатством   двух   партий   и   народов.   Укрепление    межпартийного    и
межгосударственного  сотрудничества  не  только  благоприятствует   развитию
социализма, экономическому  процветанию  и  социальному  прогрессу  в  обоих
государствах, но и содействует делу мира и прогрессу человечества в  Азии  и
во всем мире.[xxv]
   В конце февраля 2002г. Председатель КНР  с  официальным  визитом  посетил
Вьетнам.
   27 февраля 2002г. он провел переговоры с генеральным  секретарем  ЦК  КПК
Нонг Дык Манем  и  президентом  Вьетнама  Чон  Дык  Лыонгом.  Они  пришли  к
единству мнений по выведению межгосударственных  дружественных  отношений  и
сотрудничества на новый уровень развития.
   28  февраля   Цзян   Цзэминь   выступил   в   Ханойском   государственном
университете.
   Он отметил, что за  10  с  лишним  лет  после  урегулирования  отношений,
дружественные отношения  и  сотрудничество  между  двумя  странами  получили
большое  развитие,  постепенно   активизировались   двусторонние   связи   и
сотрудничество в политической, экономической, научно-технической, военной  и
культурной сферах. Объем двусторонней  торговли  в  эти  годы  увеличился  с
более  чем  30  млрд.  долларов.  Стороны  определили  руководящий  курс  на
развитие межпартийных и межгосударственных отношений   в  новом  столетии  –
“долговременную стабильность, ориентацию на будущее,  добрососедскую  дружбу
и всестороннее сотрудничество”.[xxvi]
   Китай и Вьетнам имеют общие взгляды  по вопросу строительства  социализма
и стремятся развивать отношения по восходящей линии.
   Китай заинтересован  в  стабильной  и  спокойной  обстановке  в  соседних
странах.
   В 2002г. КНР решительно поддержала смягчение  в  двусторонних  отношениях
Севера  и  Юга  Корейского  полуострова  и   начало   обмена   между   ними,
поддерживает  самостоятельное  и  мирное  объединение   полуострова.   Китай
граничит с корейским полуостровом и будет продолжать прилагать  свои  усилия
в способствовании мира и стабильности  на  нем.  В  мае  2002г.  Генеральный
секретарь Трудовой  партии  Кореи,  Председатель  Государственного  комитета
обороны Ким Чен побывал в Китае с успешным визитом.  Традиционная  китайско-
корейская дружба получила дальнейшее укрепление и развитие. В  октябре  того
же года премьер Чжу Жунцзи посетил Республику Корея с  официальным  визитом.
Обе стороны единогласно согласились  продвинуть  партнерское  сотрудничество
между Китаем и Республикой Корея на новый этап сотрудничества.
   Несмотря на географическую близость, между Китайской Народной Республикой
и  соседними  странами  существуют  большие  различия  в  плане  численности
населения,  площади,  истории  и  культуры,  политического   и   социального
устройства,  а  также,  соответственно  в  уровне  экономического  развития,
следствием  чего  является  комплексность  и  сложность  его   отношений   с
соседями.  Долговременная   стабилизация   и   интенсивное   развитие   этих
добрососедских отношений относятся к  фундаментальным  задачам  и  китайской
внешней политики.

-----------------------
[i]
[ii]
[iii]
[iv]
[v]
[vi]
[vii]
[viii]
[ix]
[x]
[xi]
[xii]
[xiii]
[xiv]
[xv]
[xvi]
[xvii]
[xviii]
[xix]
[xx]
[xxi]
[xxii]
[xxiii]
[xxiv]
[xxv]
[xxvi]


123456789




Для добавления страницы "Внешняя политика Китая в конце 70-х гг. XXв. - начале XXIв."в избранное нажмите Ctrl+D
 
 
   
 
Хронология
 
 
Библиотека
 
 
Статьи
 
 
Люди в истории
 
 
История стран
 
 
Карты
 
   
   
 
Рефераты
 
 
Экзамены, ЕГЭ
 
 
ФОРУМ
 
 

В избранное!
нас добавили уже 7866 человек...
 
   
   
РЕКЛАМА
 
   
 

   
Поиск на портале:
вверх
История.ру©Copyright 2005-2020.
вверх